.:: ЯКУЦЕНИ.РУ ::. - Матвеева Новелла Николаевна
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки

Матвеева Новелла Николаевна

7 октября 1934 года, Детское Село, Ленинградская область, СССР — 4 сентября 2016 года, Московская область, Россия. Советская и российская поэтесса, прозаик, переводчица, бард, драматург, литературовед.

Новелла Матвеева – чувствительные струны моего детства. Она вошла в мою жизнь вместе с пластинками фирмы «Мелодия» в начале 1970-х годов и остаётся в ней, думаю, навсегда. Штурмуя Ключевскую сопку долбил в такт шагам «А под этим капюшоном, Синим снегом опушенным, Как стальная полоса - Неподкупные глаза. Мы уходим далеко...». В Туркестане я насвистывал Испанскую песню, выгребая на Ладоге – Кораблик и всегда уважал Фата-моргану со всём её цирком.

 

Испанская песня

Ах, как долго, долго едем!

Как трудна в горах дорога!

Чуть видны вдали хребты туманной Сьерры.

Ах, как тихо, тихо в мире!

Лишь порою из-под мула,

Прошумев, сорвётся в бездну камень серый.

 

Тишина. Лишь только песню

О любви поёт погонщик,

Только песню о любви поёт погонщик,

Да порой встряхнётся мул,

И колокольчики на нём,

И колокольчики на нём забьются звонче.

 

Ну скорей, скорей, мой мул!

Я вижу, ты совсем заснул:

Ну поспешим - застанем дома дорогую...

Ты напьёшься из ручья,

А я мешок сорву с плеча

И потреплю тебя и в морду поцелую.

 

Ах, как долго, долго едем!

Как трудна в горах дорога!

Чуть видны вдали хребты туманной Сьерры...

Ах, как тихо, тихо в мире!

Лишь порою из-под мула,

Прошумев, сорвётся в бездну камень серый.

 

Страна Дельфиния

Набегают волны синие.

Зелёные? Нет, синие.

Как хамелеонов миллионы,

Цвет меняя на ветру.

Ласково цветёт глициния —

Она нежнее инея...

А где-то есть земля Дельфиния

И город Кенгуру.

 

Это далеко! Ну что же?—

Я туда уеду тоже.

Ах ты, боже, ты мой боже,

Что там будет без меня?

Пальмы без меня засохнут,

Розы без меня заглохнут,

Птицы без меня замолкнут —

Вот что будет без меня.

 

Да, но без меня в который раз

Отплыло судно «Дикобраз».

Как же я подобную беду

Из памяти сотру?

А вчера пришло, пришло, пришло

Ко мне письмо, письмо, письмо

Со штемпелем моей Дельфинии,

Со штампом Кенгуру.

 

Белые конверты с почты

Рвутся, как магнолий почки,

Пахнут, как жасмин, но вот что

Пишет мне родня:

Пальмы без меня не сохнут,

Розы без меня не глохнут,

Птицы без меня не молкнут...

Как же это без меня?

 

Набегают волны синие.

Зелёные? Нет, синие.

Набегают слезы горькие...

Смахну, стряхну, сотру.

Ласково цветёт глициния —

Она нежнее инея...

А где-то есть страна Дельфиния

И город Кенгуру.

 

О, Миссури!

О, Миссури, Миссури,

О, Миссури, расчудесный штат.

Приезжайте в штат Миссури

Все, кто хочет быть богат.

 

И пускай не обижается на нас,

Алабама, Каролина, Арканзас,

Если только про Миссури

Мы споем на этот раз.

 

О, Миссури, Миссури,

О, Миссури, расчудесный штат.

Приезжайте в штат Миссури

Все, кто хочет быть богат.

 

Река Миссури многоводная река,

Река Миссури судоходная река,

Судов пуста Миссури,

Как похлебка бедняка.

 

Вверх и вниз по ней туда-сюда

Пасутся пароходов ревущие стада

И за ними меркнет в дыме

Миссурийская вода.

 

О, Миссури, Миссури,

О, Миссури, расчудесный штат.

Приезжайте в штат Миссури

Все, кто хочет быть богат.

 

Бизнесменам неизменно там везет,

Нараспев они считают свой доход,

В лад ногами отбивая

Самбу, румбу и фокстрот

 

А кому в Миссури нечего жевать,

Право, нечего тому переживать,

Там жевательной резины

Просто некуда девать.

 

О, Миссури, Миссури,

О, Миссури, расчудесный штат.

Приезжайте в штат Миссури

Все, кто хочет быть богат.

 

И пускай не обижается на нас,

Алабама, Каролина, Арканзас,

Если только про Миссури

Спели мы на этот раз.

 

О, Миссури, Миссури,

Случай как-нибудь еще найдем,

И не только про Миссури

Что-нибудь еще споем.

 

О, Миссури, Миссури,

О, Миссури, расчудесный штат.

Приезжайте в штат Миссури

Все, кто хочет быть богат.

 

Ветер

Какой большой ветер

Напал на наш остров!

С домишек сдул крыши,

Как с молока - пену.

 

И если гвоздь к дому

Пригнать концом острым,

Без молотка, сразу,

Он сам войдет в стену.

 

Сломал ветлу ветер,

В саду сровнял гряды -

Аж корешок редьки

Из почвы сам вылез.

 

И, подкатясь боком

К соседнему саду,

В чужую врос грядку

И снова там вырос.

 

А шквал унес в море

Десятка два шлюпок,

А рыбакам - горе,

не раскурить трубок.

 

А раскурить надо,

Да вот зажечь спичку,

Как на лету взглядом

Остановить птичку.

 

Какой большой ветер!

Ах, какой вихрь!

А ты сидишь тихо,

А ты глядишь нежно.

 

И никакой силой

Тебя нельзя стронуть,

Скорей Нептун слезет

Со своего трона.

 

Какой большой ветер

Напал на наш остров!

С домишек сдул крыши,

Как с молока - пену.

 

И если гвоздь к дому

Пригнать концом острым,

Без молотка, сразу,

Он сам войдет в стену.

 

Альпинисты

Поскорей наполним нашу

Все равно какую чашу.

Чашу кратера вулкана

Или чашечку цветка.

 

Угли звонкие раздуем,

Как-нибудь переночуем.

Нам живется нелегко,

Мы уходим далеко,

Мы пришли из далека.

 

По саваннам необъятным,

По лесам невероятным,

По плато суровых гор,

Где терновник в сорок свор

Обдирает нам бока.

 

А ущелья - как темно в них,

Но мы сами, как терновник.

Две тернистые тропы,

На ступнях у нас шипы

Мы пришли из далека.

 

Нас ошпаривала справа

Вулканическая лава.

Нас окатывало слева

Океана колесо.

 

Но веревками друг друга

Мы обкручивали туго.

И ползли под облака.

Мы пришли из далека

Мы уходим далеко.

 

А в плащах-палатках наших

Мы походим на монахов.

Вдалеке от милых жен

Отрешенный капюшон

Надвигаем на лицо.

 

А под этим капюшоном,

Синим снегом опушенным,

Как стальная полоса -

Неподкупные глаза.

Мы уходим далеко...

Мы уходим далеко...

Мы уходим далеко...

Мы уходим далеко...

 

Караван

Мой караван шагал через пустыню,

Мой караван шагал через пустыню

Первый верблюд о чем-то с грустью думал,

И остальные вторили ему.

 

И головами так они качали,

Словно о чем-то знали, но молчали,

Словно о чем-то знали, но не знали:

Как рассказать, когда, зачем, кому...

 

Змеи шуршали среди песка и зноя...

Что это там? Что это там такое?

Белый корабль, снастей переплетенье,

Яркий флажок, кильватер голубой...

 

Из-под руки смотрю туда, моргая:

Это она! Опять - Фата-моргана!

Это ее цветные сновиденья

Это ее театр передвижной!

 

Путь мой далек. На всем лежит истома.

Я загрустил: не шлют письма из дома...

"Плюй ты на все! Учись, брат, у верблюда!" -

Скажет товарищ, хлопнув по плечу.

 

Я же в сердцах пошлю его к верблюду,

Я же - в сердцах - пошлю его к верблюду:

И у тебя учиться, мол, не буду,

И у верблюда - тоже не хочу.

 

Друг отошел и, чтобы скрыть обиду,

Книгу достал, потрепанную с виду,

С грязным обрезом, в пестром переплете,

Книгу о том, что горе не беда...

 

...Право, уйду! Наймусь к фата-моргане:

Стану шутом в волшебном балагане,

И никогда меня вы не найдете:

Ведь от колес волшебных нет следа.

 

Но караван все шел через пустыню,

Но караван шагал через пустыню,

Шел караван и шел через пустыню,

Шел потому, что горе - не беда.

 

Какой большой ветер…

Какой большой ветер

Напал на наш остров!

С домишек сдул крыши,

Как с молока - пену,

    И если гвоздь к дому

    Пригнать концом острым,

    Без молотка, сразу,

    Он сам войдет в стену.

 

Сломал ветлу ветер,

В саду сровнял гряды -

Аж корешок редьки

Из почвы сам вылез

    И, подкатясь боком

    К соседнему саду,

    В чужую врос грядку

    И снова там вырос.

 

А шквал унес в море

Десятка два шлюпок,

А рыбакам - горе, -

Не раскурить трубок,

    А раскурить надо,

    Да вот зажечь спичку -

    Как на лету взглядом

    Остановить птичку.

 

Какой большой ветер!

Ох! Какой вихорь!

А ты глядишь нежно,

А ты сидишь тихо,

 

    И никакой силой

    Тебя нельзя стронуть:

    Скорей Нептун слезет

    Со своего трона.

 

Какой большой ветер

Напал на наш остров!

С домов сорвал крыши,

Как с молока - пену...

    И если гвоздь к дому

    Пригнать концом острым,

    Без молотка, сразу,

    Он сам уйдет в стену.

 

Кораблик

Жил кораблик веселый и стройный:

Над волнами как сокол парил.

Сам себя, говорят, он построил,

Сам себя, говорят, смастерил.

 

Сам смолою себя пропитал,

Сам оделся и в дуб и в металл,

Сам повел себя в рейс - сам свой лоцман,

Сам свой боцман, матрос, капитан.

 

Шел кораблик, шумел парусами,

Не боялся нигде ничего.

И вулканы седыми бровями

Поводили при виде его.

 

Шел кораблик по летним морям,

Корчил рожи последним царям,

Все ли страны в цвету, все ль на месте, -

Все записывал, все проверял!

 

Раз пятнадцать, раз двадцать за сутки

С ним встречались другие суда:

Постоят, посудачат минутку

И опять побегут кто куда...

 

Шел кораблик, о чем-то мечтал,

Все, что видел, на мачты мотал,

Делал выводы сам, - сам свой лоцман,

Сам свой боцман, матрос, капитан!

1000 Осталось символов


Последнее на сайте

Политическая экология и ...

В рецензируемом научном журнале «Вестник ...

Семимостье

Зимние каникулы уходят в зенит. А жаль. Последние ...

Заячий остров. Соборная ...

Соборная площадь - сердце Города, сердце Империи, ...

Заячий остров. Трубецкой ...

Добрался до главной Петербургской крепости и её ...

Scroll to top
Яндекс.Метрика