.:: ЯКУЦЕНИ.РУ ::. - Туроверов Николай Николаевич

Туроверов Николай Николаевич

(18 (30) марта 1899, Старочеркасская, Российская империя - 23 сентября 1972 Париж, Франция). Казачий поэт, донской казак, белый офицер, участник Первой мировой, Гражданской, Второй мировой войн.

 

Бабье лето

Стали дни прозрачнее и суше,

Осыпаться начинает сад;

Пожелтели розовые груши,

Золотые яблоки висят.

От плодов, от солнечного света,

На душе спокойней и ясней,

И сюда теперь приходит лето

Из своих пустеющих полей, —

Там летят по ветру паутины,

Все хлеба уже давно в снопах.

Бабье лето! Первые морщины,

Первые седины на висках.

1944

Октябрь

Был поздний час. И ты уже спала,

А я всё медлил у твоей калитки.

Стоял октябрь. И ночь длинна была

И лунный свет — стеклянный, полужидкий

Стекал по кровле и струился по шоссе.

Оно теперь казалось мне рекою,

И плыл весь мир и люди плыли все

К безмолвию, к забвению, к покою.

Всё глубже сон. Всё холоднее кровь.

Не знаю что теперь тебе приснится.

А мир плывет и с ним моя любовь,

Чтоб больше никогда не повториться.

1945

***

Лед вокруг давным-давно не сколот,

От морозов затуманился восток;

Но страшнее, чем полярный холод

Сердца равнодушный холодок.

Никого, подруга дорогая,

Никого умеющих помочь.

Только муза! Музыка такая

Без которой жить уже невмочь.

1945

Гурда

На клинке блестящем у эфеса

Полумесяц рваный и звезда.

Нет на свете лучшего отвеса,

Чем отвес твой, драгоценная гурда.

В мире нет тебе подобной стали —

Невесомой, гибкой и сухой;

За тебя мюриды умирали,

Чтобы только обладать тобой.

Ты в руке испытанной у бека

Без зазубрин разрубала гвоздь.

Рассекала смаху человека

От плеча до паха наискось.

Говорят — и повторяют это —

Что тебя, с заклятьем на устах,

Выковал по просьбе Магомета

В поднебесной кузнице Аллах.

Для твоей неукротимой славы

Украшенья были не нужны:

Костяная рукоятка без оправы,

В темной коже — легкие ножны.

 

Уходили мы из Крыма

Уходили мы из Крыма

Среди дыма и огня;

Я с кормы все время мимо

В своего стрелял коня.

 

А он плыл, изнемогая,

За высокою кормой,

Все не веря, все зная,

Что прощается со мной.

 

Сколько раз одной могилы

Ожидали мы в бою.

Конь все плыл, теряя силы,

Веря в преданность мою.

 

Мой денщик стрелял не мимо -

Покраснела чуть вода...

Уходящий берег Крыма

Я запомнил навсегда.

* * *

Помню горечь соленого ветра,

Перегруженный крен корабля;

Полосою синего фетра

Уходила в тумане земля;

 

Но ни криков, ни стонов, ни жалоб,

Ни протянутых к берегу рук, -

Тишина переполненных палуб

Напряглась, как натянутый лук,

 

Напряглась и такою осталась

Тетива наших душ навсегда.

Черной пропастью мне показалась

За бортом голубая вода.

* * *

В эту ночь мы ушли от погони,

Расседлали своих лошадей;

Я лежал на шершавой попоне

Среди спящих усталых людей.

 

И запомнил и помню доныне

Наш последний российский ночлег,

Эти звезды приморской пустыни,

Этот синий мерцающий снег,

 

Стерегло нас последнее горе, -

После снежных татарских полей, -

Ледяное Понтийское море,

Ледяная душа кораблей.

 

Мы шли в сухой и пыльной мгле

По раскаленной крымской глине.

Бахчисарай, как хан в седле,

Дремал в глубокой котловине

И в этот день в Чуфут-кале,

Сорвав бессмертники сухие,

Я выцарапал на скале:

Двадцатый год - прощай, Россия!

***

В огне все было и в дыму,-

Мы уходили от погони.

Увы, не в пушкинском Крыму

Теперь скакали наши кони.

 

В дыму войны был этот край,

Спешил наш полк долиной Качи,

И покидал Бахчисарай

Последний мой разъезд казачий.

 

На юг, на юг. Всему конец.

В незабываемом волненьи.

Я посетил тогда дворец

В его печальном запустеньи.

 

И увидал я ветхий зал, -

Мерцала тускло позолота, -

С трудом стихи я вспоминал,

В пустом дворце искал кого-то.

 

Нетерпеливо вестовой

Водил коней вокруг гарема, -

Когда и где мне голос твой

Опять почудился, Зарема?

 

Прощай, фонтан холодных слез.

Мне сердце жгла слеза иная -

И роз тебе я не принес,

Тебя навеки покидая.

***

Никто нас не вспомнит, о нас не потужит;

Неспешной водой протекают годы.

И было нам плохо и станет нам хуже, -

Покоя не будет нигде, никогда.

 

Да мы и не ищем спокойного года,

Да нам и не нужен покой:

Свобода еще с Ледяного похода

Для нас неразлучна с бедой.

1000 Осталось символов


Последнее на сайте

История Астраханской ...

Изучение истории Астраханской губернии - ...

«Стальная» хурма

Мы забыли про эту войну. Про самую успешную, ...

1409 дней + 9

04:00, 22 июня 1941 года началась самая жестокая, ...

Смерть форматов

В очередной программе «Бесогон» от 06.06.2020 ...

Scroll to top
Яндекс.Метрика