.:: ЯКУЦЕНИ.РУ ::. - Лермонтов Михаил Юрьевич
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки

Лермонтов Михаил Юрьевич

3 октября [15 октября] 1814, Москва - 15 июля [27 июля] 1841, Пятигорск и

Йозеф Кристиан фон Цедлиц Joseph Christian von Zedlitz

28 февраля 1790 - 16 марта 1862

Лермонтов, для русского человека всегда будет просто – Лермонтов. Точка. Никаких Михаил Юрьевичей. Уточнения не требуются. Также, как Пушкин, всегда остаётся Пушкиным. Но, человека русской культуры, всегда можно различить тем непростым способом, что хоть ночью его разбуди и он на вопрос – Лермонтов!? Ответит – Михаил Юрьевич, на вопрос Пушкин!? – Александр Сергеевич. Они ВЕЛЕКИ. Лермонтов ВЕЛИК.

Что касается своего личного восприятия Лермонтова, зная и любя многие его стихи, прозу и, всегда, «Бородино», в сложные времена утешаюсь его переводом из Йозефа Кристиан фон Цедлица – Воздушный корабль. Перевод Лермонтовым von Zedlitz- одно из самых любимых. Поэтому и портрета два и Лермонтова, и фон Цедлица. Биографии их и похожи и абсолютно различны. И австриец и русский – были гусарами. von Zedlitz рубился с наполеоновской армией, Лермонтов освобождал Кавказ от османских партизан. Но, австриец прожил 72 года, а русский, увы, 27. Но каких!

Перевод Лермонтовым von Zedlitz-а, одно из самых любимых.

 

Воздушный корабль

По синим волнам океана,

Лишь звезды блеснут в небесах,

Корабль одинокий несется

Несется на всех парусах.

 

Не гнутся высокие мачты,

На них флюгера не шумят,

И, молча, в открытые люки

Чугунные пушки глядят.

 

Не слышно на нем капитана,

Не видно матросов на нем;

Но скалы и тайные мели,

И бури ему нипочем.

 

Есть остров на том океане —

Пустынный и мрачный гранит;

На острове том есть могила,

А в ней император зарыт.

 

Зарыт он без почестей бранных

Врагами в сыпучий песок,

Лежит на нем камень тяжелый,

Чтоб встать он из гроба не мог.

 

И в час его грустной кончины,

В полночь, как свершается год,

К высокому берегу тихо

Воздушный корабль пристает.

 

Из гроба тогда император,

Очнувшись, является вдруг;

На нем треугольная шляпа

И серый походный сюртук.

 

Скрестивши могучие руки,

Главу опустивши на грудь,

Идет и к рулю он садится

И быстро пускается в путь.

 

Несется он к Франции милой,

Где славу оставил и трон,

Оставил наследника-сына

И старую гвардию он.

 

И только что землю родную

Завидит во мраке ночном,

Опять его сердце трепещет

И очи пылают огнем.

 

На берег большими шагами

Он смело и прямо идет,

Соратников громко он кличет

И маршалов грозно зовет.

 

Но спят усачи-гренадеры —

В равнине, где Эльба шумит,

Под снегом холодной России,

Под знойным песком пирамид.

 

И маршалы зова не слышат:

Иные погибли в бою,

Другие ему изменили

И продали шпагу свою.

 

И, топнув о землю ногою,

Сердито он взад и вперед

По тихому берегу ходит,

И снова он громко зовет:

 

Зовет он любезного сына,

Опору в превратной судьбе;

Ему обещает полмира,

А Францию только себе.

 

Но в цвете надежды и силы

Угас его царственный сын,

И долго, его поджидая,

Стоит император один —

 

Стоит он и тяжко вздыхает,

Пока озарится восток,

И капают горькие слезы

Из глаз на холодный песок,

 

Потом на корабль свой волшебный,

Главу опустивши на грудь,

Идет и, махнувши рукою,

В обратный пускается путь.

1000 Осталось символов


Последнее на сайте

Политическая экология и ...

В рецензируемом научном журнале «Вестник ...

Семимостье

Зимние каникулы уходят в зенит. А жаль. Последние ...

Заячий остров. Соборная ...

Соборная площадь - сердце Города, сердце Империи, ...

Заячий остров. Трубецкой ...

Добрался до главной Петербургской крепости и её ...

Scroll to top
Яндекс.Метрика