.:: ЯКУЦЕНИ.РУ ::. - Киплинг Редьярд

(Сэр) Джозеф Редьярд Киплинг

30 декабря 1865, Бомбей — 18 января 1936, Лондон

***

Возле пагоды старинной, в Бирме, дальней стороне

Смотрит на море девчонка и скучает обо мне.

Голос бронзы колокольной кличет в пальмах то и знай:

"Ждем британского солдата, ждем солдата в Мандалай!

Ждем солдата в Мандалай,

Где суда стоят у свай,

Слышишь, шлепают колеса из Рангуна в Мандалай!

На дороге в Мандалай,

Где летучим рыбам рай

И зарю раскатом грома из-за моря шлет Китай!"

 

Супи-плат звать девчонку, имя царское у ней!

Помню желтую шапчонку, юбку, травки зеленей.

Черт-те что она курила - не прочухаться в дыму,

И, гляжу, целует ноги истукану своему!

В ноги падает дерьму,

Будда - прозвище ему.

Нужен ей поганый идол, как покрепче обниму

На дороге в Мандалай...

В час, когда садилось солнце и над рисом стлалась мгла,

Для меня бренчало банджо и звучало: «Кулло-ла!"

А бывало, что в обнимку шли мы с ней, щека к щеке,

Поглядеть на то, как хати лес сгружают на реке,

Как слоны бредут к реке

В липкой тине и песке,

Тишь такая - слово стынет у тебя на языке

На дороге в Мандалай...

 

Это было все да сплыло, вспоминай не вспоминай.

Севши в омнибус у Банка, не доедешь в Мандалай.

Да, недаром поговорка у сверхсрочников была:

"Тем, кто слышит зов Востока, мать-отчизна не мила".

Не отчизна им мила -

Пряный дух, как из котла,

Той земли, где плещут пальмы и звенят колокола

На дороге в Мандалай...

 

Я устал трепать подметки по булыжной мостовой,

А от лондонской погодки ломит кости не впервой.

Здесь прислуги целый ворох, пьешь-гуляешь без забот,

Дурь одна в их разговорах: кто любви-то ихней ждет?

Жидкий волос, едкий пот...

Нет, меня другая ждет,

Мой душистый, чистый цветик у бездонных, сонных

На дороге в Мандалай...

 

Там, к востоку от Суэца, злу с добром - цена одна,

Десять заповедей - сказки, и кто жаждет - пьет до дна,

Кличет голос колокольный, и привольно будет мне

Лишь у пагоды старинной, в полуденной стороне

На дороге в Мандалай,

Где суда стоят у свай,-

Мы кладем больных под тенты и идем на Мандалай

О, дорога в Мандалай,

Где летучим рыбам рай

И зарю раскатом грома из-за моря шлет Китай!

Перевод И. Грингольца

 

Баллада о востоке и западе

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,

Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный Господень суд.

Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,

Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?

 

Камал бежал с двадцатью людьми на границу мятежных племен,

И кобылу полковника, гордость его, угнал у полковника он.

Из самой конюшни ее он угнал на исходе ночных часов,

Шипы на подковах у ней повернул, вскочил — и был таков.

Но вышел и молвил полковничий сын, что разведчиков водит отряд:

«Неужели никто из моих молодцов не укажет, где конокрад?»

И Мохаммед Хан, рисальдара сын, вышел вперед и сказал:

«Кто знает ночного тумана путь, знает его привал.

Проскачет он в сумерки Абазай, в Бонаире он встретит рассвет

И должен проехать близ форта Букло, другого пути ему нет.

И если помчишься ты в форт Букло летящей птицы быстрей,

То с помощью Божьей нагонишь его до входа в ущелье Джагей.

Но если он минул ущелье Джагей, скорей поверни назад:

Опасна там каждая пядь земли, там люди Камала кишат.

Там справа скала и слева скала, терновник и груды песка…

Услышишь, как щелкнет затвор ружья, но нигде не увидишь стрелка».

И взял полковничий сын коня, вороного коня своего:

Словно колокол рот, ад в груди его бьет, крепче виселиц шея его.

Полковничий сын примчался в форт, там зовут его на обед,

Но кто вора с границы задумал догнать, тому отдыхать не след.

Скорей на коня и от форта прочь, летящей птицы быстрей,

Пока не завидел кобылы отца, и Камал на ней скакал…

И чуть различил ее глаз белок, он взвел курок и нажал.

Он выстрелил раз, и выстрелил два, и свистнула пуля в кусты…

«По-солдатски стреляешь, — Камал сказал, — покажи, как ездишь ты».

Из конца в конец по ущелью Джагей стая демонов пыли взвилась,

Вороной летел как юный олень, но кобыла как серна неслась.

Вороной закусил зубами мундштук, вороной дышал тяжелей,

Но кобыла играла легкой уздой, как красотка перчаткой своей.

Вот справа скала и слева скала, терновник и груды песка…

И трижды щелкнул затвор ружья, но нигде он не видел стрелка.

Юный месяц они прогнали с небес, зорю выстукал стук копыт,

Вороной несется как раненый бык, а кобыла как лань летит.

Вороной споткнулся о груду камней и скатился в горный поток,

А Камал кобылу сдержал свою и наезднику встать помог.

И вышиб из рук у него пистолет: здесь не место было борьбе.

«Слишком долго, — он крикнул, — ты ехал за мной,

слишком милостив был я к тебе.

Здесь на двадцать миль не сыскать скалы, ты здесь пня бы найти не сумел,

Где, припав на колено, тебя бы не ждал стрелок с ружьем на прицел.

Если б руку с поводьями поднял я, если б я опустил ее вдруг,

Быстроногих шакалов сегодня в ночь пировал бы веселый круг.

Если б голову я захотел поднять и ее наклонил чуть-чуть,

Этот коршун несытый наелся бы так, что не мог бы крылом взмахнуть».

Легко ответил полковничий сын: «Добро кормить зверей,

Но ты рассчитай, что стоит обед, прежде чем звать гостей.

И если тысяча сабель придут, чтоб взять мои кости назад,

Пожалуй, цены за шакалий обед не сможет платить конокрад;

Их кони вытопчут хлеб на корню, зерно солдатам пойдет,

Сначала вспыхнет соломенный кров, а после вырежут скот.

Что ж, если тебе нипочем цена, а братьям на жратву спрос —

Шакал и собака отродье одно, — зови же шакалов, пес.

Но если цена для тебя высока — людьми, и зерном, и скотом,

Верни мне сперва кобылу отца, дорогу мы сыщем потом».

Камал вцепился в него рукой и посмотрел в упор.

«Ни слова о псах, — промолвил он, — здесь волка с волком спор.

Пусть будет тогда мне падаль еда, коль причиню тебе вред,

И самую смерть перешутишь ты, тебе преграды нет».

Легко ответил полковничий сын: «Честь рода я храню,

Отец мой дарит кобылу тебе — ездок под стать коню».

Кобыла уткнулась хозяину в грудь и тихо ласкалась к нему.

«Нас двое могучих, — Камал сказал, — но она верна одному…

Так пусть конокрада уносит дар, поводья мои с бирюзой,

И стремя мое в серебре, и седло, и чепрак узорчатый мой».

Полковничий сын схватил пистолет и Камалу подал вдруг:

«Ты отнял один у врага, — он сказал, — вот этот дает тебе друг».

Камал ответил: «Дар за дар и кровь за кровь возьму,

Отец твой сына за мной послал, я сына отдам ему».

И свистом сыну он подал знак, и вот, как олень со скал,

Сбежал его сын на вереск долин и, стройный, рядом встал.

«Вот твой хозяин, — Камал сказал, — он разведчиков водит отряд.

По правую руку его ты встань и будь ему щит и брат.

Покуда я или смерть твоя не снимем этих уз,

В дому и в бою, как жизнь свою, храни ты с ним союз.

И хлеб королевы ты будешь есть, и помнить, кто ей враг,

И для спокойствия страны ты мой разоришь очаг.

И верным солдатом будешь ты, найдешь дорогу свою,

И, может быть, чин дадут тебе и мне дадут петлю».

Друг другу в глаза поглядели они, и был им неведом страх,

И братскую клятву они принесли на соли и кислых хлебах,

И братскую клятву они принесли, сделав в дерне широкий надрез,

На клинке, и на черенке ножа, и на имени бога чудес.

И Камалов мальчик вскочил на коня, взял кобылу полковничий сын,

И двое вернулись в форт Букло, откуда приехал один.

Но чуть подскакали к казармам они, двадцать сабель блеснуло в упор,

И каждый был рад обагрить клинок кровью жителя гор…

«Назад, — закричал полковничий сын, — назад и оружие прочь!

Я прошлой ночью за вором гнался, я друга привел в эту ночь».

 

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,

Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный Господень суд.

Но нет Востока и Запада нет, что племя, родина, род,

Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?

Перевод Е. Полонской

6 января 1412-го

День назывался четвергом,

рассвет был алым.

Змея вползала в тихий дом,

змея вползала...

 

Рассвет будил грядущих вдов

тревожной нотой.

Змея ползла среди холмов,

змея пехоты...

 

Коварный лев тянулся вновь

к чужой короне,

и, чуя будущую кровь,

храпели кони...

 

Свистела первая стрела

холодной былью.

На стебли лилий тень легла,

на стебли лилий.

 

Друг другу мстя за прошлый гнев,

за все разбои,

готовы лилия и лев,

готовы к бою...

 

Войну зовем своей судьбой,

но - вот наука! -

закончить внукам этот бой,

закончить внукам...

 

Король, куда же Вы ушли?

Бароны, где вы?

Ведь тот костер, что вы зажгли,

погасит Дева...

Перевод Константина Симонова.

1000 Осталось символов


Последнее на сайте

Усольехимпром – ...

Постапокалиптический жанр достаточно популярен. ...

Оценка трансграничного ...

В книге приводятся данные о сопредельных с ...

Штаб дальней авиации

Дожил. Доперестраивались. Гражданская экскурсия в ...

Жизнь сусликов на ...

Жизнь наша напоминает жизнь сусликов, на залитом ...

Scroll to top
Яндекс.Метрика