.:: ЯКУЦЕНИ.РУ ::. - Многое далёкое - близко или Любо братцы любо...

Платов Матвей Иванович

«Розпрягайте, хлопці, коні
Та й лягайте спочивать.
А я піду в сад зелений,
В сад криниченьку копать»

Известный нам всем вариант песни "Любо братцы любо..." - авторский, отредактированный к к/ф "Александр Пархоменко".

Однако песня появилась задолго до кинофильма. То что мы о ней знаем - восходит ко временам легендарного донского полковника Матвея Ивановича Платова. Основателя города Новочеркасска. А именно к одному из выдающихся ратных дел 23-х летнего полковника.

В 1774 году шли постоянные и очень ожесточённые стычки на реке Кубани с черкесами и татарами, крымского хана Девлет-Гирея и его брата Шаббас-Гирея. После поражения Шаббас-Гирея в верховьях р. Еи, Девлет-Гирей, собрал не менее 20 тысяч турок и татар, склонил на свою сторону многих горских князей и засел у р. Калалы, впадающей в Егорлык, близ дороги, по которой следовали транспорты с низовьев Дона в расположенные по кубанской линии русские посты. Оставалось только набраться терпения.

Вскоре из Ейской крепости на Кубань был послан большой транспорт провианта и военных припасов под прикрытием двух донских полков, бывших под начальством полковников Ларионова и Платова, при одном орудии. Большой запас хлеба и военного снаряжения - прекрасный приз для Девлет-Гирея.

Многое далёкое - близко или Любо братцы любо...

Однако расположившись лагерем на ночь, сторожевые казаки услышали крики вспугнутых кострами орды птиц и приготовились к обороне. На рассвете хан лично повёл атаку на небольшой казачий конвой. До полудня шла непрерывная рубка. В полдень орда отступила. Платов выбрал из своего полка двух казаков и приказал им пробиться сквозь ряды неприятеля и известить стоящего в 40 верстах полковника Бухвастова с драгунским полком об отчаянном положении транспорта.

С момента ухода казаков было ещё семь атак. Конвой практически выбили, но каким-то чудом он держался. Когда надежда практически оставила казаков донской полковник Уваров, с казаками опрокинув ханский кордон, пришли на помощь казакам Платова. Матвей Иванович увидев подмогу, дал приказ “На конь!” - и со всеми оставшимися казаками бросился в пики на неприятеля. Девлет-Гирей бежал. Но и в самом бегстве орду ожидало новое несчастие. Преследуемые казаками, они наткнулись на гусарский полк Бухвастова и, охваченные с трех сторон, практически были уничтожены.

Песня же, получилась и раздумчивой и печальной:

На Великой Грязи, там, где черный ерик…
Татарва нагнала десять тысяч лошадей.
И покрылся берег, и покрылся берег
Сотнями порубанных, пострелянных людей.

Припев:

Любо, братцы, любо,
Любо, братцы, жить!
С нашим атаманом
Не приходится тужить!
А первая пуля, а первая пуля,
А первая пуля ранила коня.
А вторая пуля, а вторая пуля,
А вторая пуля убила меня.

Припев:

Атаман узнает, кого не хватает,
Выпьет, загорюет, поминать велит меня.
А мне жалко волю, да широко поле,
Жалко только бурку да буланого коня.

Припев:

Все, что я имею, казаки разделят,
Пули да патроны себе в сумки покладут.
Песню удалую, долю непростую
Ратные товарищи по сотням разнесут.

Припев.

«Многое далёкое - близко или Любо братцы любо...»

             

Буденный Семен Михайлович

             

Казачья песня вернулась во времена Гражданской Войны... История грустная. В 1920-м году, зимой на реке Маныч сошлись две казачьи конницы. Белая и Красная. Генерала Павлова и командарма Будённого. Разгромленная белая конница, отступая поморозилась в степи. Её остатки эвакуировались по морю в Крым из Новороссийска в марте 1920 года.

Изменилось время, изменились слова песни. Её теперь пели:

«Как на грозный Терек выгнали казаки,
Выгнали казаки сорок тысяч лошадей
И покрылось поле, и покрылся берег
Сотнями порубленных, пострелянных людей»

Почему Терек, а не Маныч? Господь его знает, думаю, в том числе и потому, что рифму к Манычу, сохранив строй песни, подобрать сложно. Да и на Тереке рубились тоже.

Известны и более поздние «белогвардейские» варианты текста:

«Так помянем, братцы, братьев наших верных,
Терских да кубанских братьев во Христе.
То иуда Троцкий, то иуда Свердлов
Подло распинали мать-Россию на кресте»

По свидетельству очевидцев песня была горячо любима батькой анархистов - Нестором Ивановичем Махно. Он добавил к песне свой куплет:

«Кинулась тачанка полем на Воронеж,
Падали под пулями, как спелая рожь.
Сзади у тачанки надпись: "Хрен догонишь!",
Спереди тачанки - "Живым не уйдешь!"»

«Многое далёкое - близко или Любо братцы любо...»

Куплет знаковый. До июня 1919 года бывший красный командир Махно в 1920 году рубил красных и шёл на прорыв и помощь крестьянской армии Антонова. Той самой, которую позднее красные командиры Тухачевский и Антонов-Овсеенко, по согласования с ЦИКом травили газом, вместе с семьями.

Другой красный командир Александр Пархоменко сумел зимой 1920 года остановить грозную силу. Боевые подразделения Махно включали в себя т.н. «Чорную сотню» - лично преданный ему эскадрон несколько кавалерийских бригад в 1-2 тысячи сабель, конно-артиллерийский дивизион и несколько полков пехоты, передвигающихся исключительно на тачанках и бричках (аналог современной мотопехоты). Кроме того - знаменитый пулемётный полк Кожина - около сотни пулемётных тачанок сведённых в один ударный кулак - уникальное изобретение, позволяющее в манёвренных боях буквально топить противника в потоке раскаленного свинца. Все противники Махно рассказывали об абсолютно чудовищном воздействии пулемётных тачанок на их войска. Бывали случаи, когда «выкашивались» целые полки...

«Многое далёкое - близко или Любо братцы любо...»

             

Махно после разгрома не оправился. Несмотря на то, что осенью он вновь встал под знамёна большевиков. Несмотря на рейд по тылам белой армии, практически дошёл до ставки Деникина в Таганроге. Махно был объявлен вне закона за отказ подчиниться приказу И. В. Сталина выступить против Польши. Армию Нестора Ивановича разгромил в последнем крупнейшем кавалерийском сражении на планете - Семён Будённый. Фактически рубились Первая и Вторая Красные конные армии. Гражданская война.… К лету 1921 г. Махно с остатками своих людей оторвался от старого боевого товарища М. Фрунзе и ушёл за границу - в Румынию, а затем в Польшу.

В фильме Леонида Лукова "Александр Пархоменко" (1942) песня поётся грустно и раздумчиво. И фильм получился о Махно, а не о Пархоменко. Гений Бориса Чиркова (Махно) создал образ трагического и положительного героя.

Песня тянется человеком, создавшим вторую конную армию, награжденного орденом Красного Знамени № 4. Предававшим союзников-большевиков и преданный и уничтоженный ими. Человеком крайне жестоким, беспринципным и выше всего ставящим только себя. Настоящим революционным вождём.

«Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,
С нашим атаманом не приходится тужить.
Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,
С нашим атаманом любо голову сложить…»

У меня и Дед и Бабушка помнили махновцев. По-разному помнили…

Многое далёкое - близко.

1000 Осталось символов


Последнее на сайте

История Астраханской ...

Изучение истории Астраханской губернии - ...

«Стальная» хурма

Мы забыли про эту войну. Про самую успешную, ...

1409 дней + 9

04:00, 22 июня 1941 года началась самая жестокая, ...

Смерть форматов

В очередной программе «Бесогон» от 06.06.2020 ...

Scroll to top
Яндекс.Метрика